CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу





Занимательная мифология. Новая жизнь древних слов.

Айзек Азимов
/ Москва/ Центрполиграф/ 2003/ 208


Акция, предпринятая московским издательством "Центрполиграф", дорогого стоит, ибо не так уж много в нашем распоряжении хороших научно-популярных книг, то есть легко написанных, и для детей и для взрослых интересно толкующих о том же, о чем в ненавистном учебнике написано так, как будто его автор от роду не общался с живыми людьми (кто скажет, что это неправда, пусть кинет в меня камень)... Не так уж много даже и в нашем сегодня, изобильном на разнообразные учебные пособия. Что уж говорить о дне вчерашнем, когда, например, учился в школе ваш рецензент!..

Затеяв преполезнейшую и учителю, и учащемуся, и всякому незаскорузлому умом гражданину "Научно-популярную библиотеку", "Центрполиграф" открыл ее разноцветными томиками карманного формата, содержащими очерки, написанные великим американским (кстати, российского происхождения - совсем недавно скончавшийся автор родился в 1920 году, не помню точно только где именно - в Одессе или Смоленске) фантастом и не менее известным популяризатором едва ли не всех наук.

Книжечки Азимова написаны столь плотно и одновременно легко, я бы даже сказал, изящно, что не только вполне способны послужить замечательным подспорьем и ученику и учителю, но, в какой-то мере, и заменить традиционные учебники. Во всяком случае, они содержат и так называемый дополнительный материал, и самый что ни на есть основной. Среди азимовских очерков можно найти и занимательные книжки по различным наукам, и основополагающие учебные пособия.

К сожалению, качество издания "Библиотеки" - не идеальное: желтоватая и сыроватая газетная бумага, недостаток иллюстраций, время от времени встречающиеся опечатки. Зато сравнительно умеренная цена (от 70 до 100 рублей за шитый томик в твердом переплете), что, согласитесь, немаловажно. И - главное - отличный текст!

Насколько мне известно, на сегодняшний день в русских переводах (кстати, вполне удобоваримых, а в иных книжечках и просто превосходных, к тому же учитывающих поправки, внесенные временем, - очерки Азимова издавались на языке оригинала в 60-х - 70-х гг. ХХ века) вышли следующие книги: "Краткая история химии", "Краткая история биологии", "Человеческий мозг", "Расы и народы" (в соавторстве с Уильямом Бойдом), "Занимательная мифология. Новая жизнь древних слов", "Слова и мифы", "Язык науки", "Мир измерений", две книжки по занимательной астрономии, "Ближний Восток. История десяти тысячелетий", книжка, подробно и занимательно рассказывающая об открытии Америки и двухтомник истории Древнего Рима ("Римская республика" и "Римская империя"). Нужно сказать, что книжки эти найти в магазинах сложно: они быстро расходятся, как, вероятно, в связи с непреходящей популярностью у нас Азимова-фантаста, так и потому что старшее поколение еще помнит выходившую лет двадцать назад его научно-популярную книжку "В начале", замечательно интересно трактующую библейское "Бытие" с позиции материалистической науки. Тем не менее кое-что можно заказать на складах "Топ-книги" и в магазине "Дикси". Сам я сумел приобрести тоже далеко не все, о том же, что приобрел, буду рассказывать вам по мере прочтения очерков.

Начну с книжки "Занимательная мифология. Новая жизнь древних слов". Ее подзаголовок совершенно точно отражает и цель, и тематику этих очерков. Азимов коротко и доступно пересказывает основные античные мифы (в необходимых случаях приводя их в разных вариантах, подчас широкому читателю малоизвестных), прежде всего те, чьи герои дали имена явлениям позднейшей науки и культуры, словом, повествует автор о нас с вами и о мире, в котором мы живем, о том, "откуда есть пошли" многие и многие слова, понятия, явления, вещи, окружающие нас с колыбели (очень может быть, что именно поэтому люди моего поколения, родившиеся в обществе иванов, не должных помнить родства, в детстве не имели этих книг).

Умудряясь рассказывать о делах давно минувших дней крайне лапидарно и в то же время не упуская интересных подробностей, автор открывает юному читателю не только исторические загадки, а также и сами истории, имевшие продолжение в ходе тысячелетий, но ненавязчиво дает возможность сопоставить два представления о мироздании, две картины мира - древнюю и сегодняшнюю. И это, быть может, интереснее всего в рецензируемой книжке, ведь, разумеется, все фактические вещи, изложенные в ней, грамотному взрослому человеку должны быть известны.

Юный читатель, таким образом, получает очень приличное представление об античных богах и героях, о мифах и мифологии, о мифологическом сознании, о том, откуда происходят многие научные термины, заодно расширяя свои познания в области истории, лингвистики, астрономии (с критическим представлением об астрологии), географии, биологии, химии (и алхимии) и других наук.

Чтобы не быть голословным, приведу только два примера из "Новой жизни древних слов".

С. 13 - 14. "Для них (древних эллинов. - В.Р.) Вселенная была не более чем исходной материей, из которой ничего не было создано. Ее-то они и называли ХАОС.

Слово "хаос" по-гречески - "морской залив с широким входом". Английское слово "chasm", имеющее такое же значение, происходит от того же самого корня. Первобытный хаос можно представить как некое подобие космического пространства, в котором пока нет звезд и планет с определенными очертаниями, то есть нечто подобное клубящемуся и прозрачному пару. И была лишь пустота, свободное открытое пространство вроде морского залива. (Надо сказать, что, по мнению современных специалистов, именно такой и была Вселенная в начале своего существования.)

Мы по-прежнему используем слово "хаос" для обозначения совершенного беспорядка и неразберихи, даже если это всего-навсего комната с разбросанными вещами.

Это же слово дошло до нас и в другой, куда более знакомой нам форме, правда, узнать его в этой форме почти невозможно.

Около 1600 года фламандский химик Ян Баптист ван Гельмонт исследовал пары, образующиеся при сжатии древесного угля. Его также заинтересовали напоминающие воздух пузырьки во фруктовом соке, постоявшем некоторое время при комнатной температуре.

Эти пары и другого рода "воздух" не были похожи на обычные вещества, знакомые химикам. Пары не обладали какой-либо определенной формой. Если они были заключены в емкость, то эта емкость казалась пустой. Такая субстанция, лишенная очертаний или формы, была примером хаоса. Ян Гельмонт решил дать этому веществу имя, подсказанное мифом. Его родным языком был фламандский (диалект голландского языка), поэтому он написал "хаос" в соответствии с фламандским произношением - "газ""...

Далее автор развивает тему газа, подводя некий итог из бытовой жизни: "Так что, говоря "жать на газ", мы употребляем слово, восходящее к греческому мифу о первоначальном состоянии Вселенной. А если в утренние часы пик множество сидящих за рулем людей одновременно жмут на газ, то на дорогах и в самом деле возникает совершенный хаос".

Или - прелестный пассаж о чудовищном Тифоне (С. 103 - 104): "В высоту и в ширину он измерялся километрами, а его руки и ноги оканчивались змеями.

Какое-то время олимпийцы пребывали в паническом ужасе от него. Так, например, Афродита и Эрос как-то случайно столкнулись с Тифоном на берегу реки. От страха они бросились в воду и, чтобы спастись, превратились в рыб. Сделав это, они обрели бессмертие на небесах, запечатлев там образ двух рыб в качестве двенадцатого знака зодиака, Pisces, что значит "рыбы".

Из... мифа... слово "Тифон" позаимствовали средневековые арабы, с которыми оно перекочевало в Юго-Восточную Азию, где уже в наше время, приобретя форму "тайфун", стало обозначать ураган".

Замечательные примеры, не правда ли? И таких примеров - не по одному на каждой маленькой страничке книги. Какова, согласитесь, плотность текста и как чист, ясен, а стало быть, и доступен юному читателю язык!

От всей души рекомендую вам, уважаемые посетители "Книжного обозрения", азимовские книжки, выпущенные "Центрполиграфом" в серии "Научно-популярная библиотека", - незаменимые, по-моему, учебные пособия для ребятишек младшего и среднего звена, способные разбудить в них самое главное свойство человеческого интеллекта - любознательность

Рецензент:Распопин В.Н.