CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу


Свежее мясо баранина купить.



Кремлевские жены

Лариса Васильева
/ M./ Атлантида - XXI век; ЭКСМО-Пресс/ 2002/ 512


Первым изданием книга известной советской поэтессы и журналистки Ларисы Васильевой "Кремлевские жены" вышла, сколько помнится, в начале 90-х, приобрела заслуженную популярность, однако данную версию имеет смысл отметить, поскольку автор продолжает вносить в текст существенные дополнения.

В библиотеку первой новосибирской гимназии книга поступила в качестве тома из собрания сочинений Л. Васильевой. К сожалению, в последнее время издатели не только не сообщают в выходных данных книг сведений об общем объеме собраний сочинений, но не дают даже и порядкового номера тома. Мне известно лишь, что в рамках этого собрания вышел еще двухтомник о русских императрицах. Внешне издание выглядит более-менее прилично, содержит, помимо текста, альбомы иллюстраций на вклейках. Так, в книге "Кремлевские жены" среди прочих представлены и редкие фотографии героинь васильевских очерков, например, семейные фото Ворошиловых, Буденных, Кагановичей, Молотовых, фотографии Нины Берия с внуками и др.

Книгу составляют художественно-публицистические очерки о женах советских партийных руководителей: от Крупской до Горбачевой. Эти примерно полтора десятка "бусин" нанизаны на "нитку" несколько назойливо повторяемой авторской идеи, очевидно феминистской, но не в западном варианте, а, скорее в общеразумном, общегуманистическом, которая в формулировке Л. Васильевой звучит так:

"Хватит войн, убийств, разрушений! По домам!

Не хотим больше рожать пушечное мясо.

Хотим не вместо, а вместе и рядом с вами вести народное хозяйство, потому что вы (мужчины. - В.Р.) - не умеете (что, впрочем, вызывает вопрос - зачем же в таком случае, коль скоро "вы - не умеете", "не вместо, а вместе"? - В.Р.).

Хотим не вместо, а вместе и рядом с вами прибрать землю, которую вы захламили.

Хотим прекратить драку за землю.

Хотим мира, ибо не имеем ни к кому никаких этнических претензий, мы, а не вы, решаем, от кого родится ребенок - от татарина, англичанина, русского, еврея, - несть числа нам, у нас нет национальных конфликтов.

Не вместо, а рядом, ибо не хотим в ваши дерущиеся эшелоны, нам нужен свой эшелон, способный сделать борьбу печальным фактом минувшей истории.

Женщина молчит, но знает, как обуздать Закон Возмездия" (С. 498 - 499).

Что тут скажешь - правильные, в принципе, слова. Кончается патриархат на земле? Вроде бы. Надо женщине иметь возможность на равных, ВМЕСТЕ, РЯДОМ участвовать в строительстве нового мира? О чем речь!.. Тем более, что моральный кодекс, сочинененый мужьями васильевских героинь, почти целый век к этому призывал... Только вот не вызовет ли и этот эксперимент очередной вздох-афоризм: "Хотели как лучше..."? Женщины ж тоже люди, ТЕ ЖЕ люди, и ничто человеческое им не чуждо. Ни твердокаменным большевичкам, вроде Жемчужиной, ни романтическим бунтаркам, вроде Рейснер. Сие совершенно очевидно хотя бы из текста рецензируемой книги.

Если бы, пишет Лариса Васильева, Надежда Константиновна, вместо чтоб пойти за мужем и запрещать сказки Корнея Чуковского, да создала бы (а она, губастенькая тургеневская героиня, опять же так выходит по мысли автора, была способнее других кремлевских жен) альтернативное нечаевскому, истинно революционное, то есть гуманистическое и гармоническое общественное движение, то...

В общем, книгу Л. Васильевой, по крайней мере, в плане романтической идеологии автора, вполне можно прочитать как захватывающий фантастический роман. Вряд ли, конечно, автор имел в виду такое прочтение. Но, выходит, "...получилось как всегда".

Мир дисгармоничен, оттого, по-видимому, и жив до сих пор, несмотря на периодические потрясения, который он сам себе устраивает. Мы - ab ovo буферная цивилизация и буферная культура, оттого, разумеется, и мечемся от полюса к полюсу. Предложите Ларисе Николаевне разделить судьбу истинной много-многодетной, укутанной в паранджу женщины Востока, и она от такой судьбы открестится, как отказывается от образа западной феминистки, в сущности, такой же, крокодилицы, как и ее спутник дядюшка Сэм.

Женщина не хочет воевать. (Об амазонках, однако, не будем - мифология.) Но воюет, потому что живет в мужском обществе. Общество это построено...

А кем же оно построено, как не мужчинами и женщинами вместе? В нашем случае - персонажами васильевской же книги: Лениным и Крупской, их продолжателями и продолжательницами, всеми этими Иосифами и Львами, Ольгами и Раисами, Борисами и Хакамадами.

Женщина - такой же человек, как и мужчина, да, ДРУГОЙ человек, другой полюс человеческой цивилизации, но - человек. И вряд ли стоит, обеляя, так уж приуменьшать ее роль в потрясениях человеческой цивилизации. Раскаявшиеся и нераскаявшиеся демоны Ульянов и Раскольников носились по земле рука об руку с демоницами Арманд и Рейснер.

Вернусь к строению книги. Кроме очерков о Крупской (а значит, и о Ленине и об Арманд), "Кремлевские жены" содержат в той или иной мере биографические, но пуще все же публицистические рассказы о судьбах Надежды Аллилуевой (и значит, Сталина), Ларисы Рейснер, Екатерины Ворошиловой, трех жен маршала Буденного (Надежды, Ольги и Марии), Марии Каганович, Полины Жемчужиной-Молотовой, Нины Берия, Ашхен Микоян, Валерии Голубцовой-Маленковой, Нины Хрущевой, Виктории Брежневой, Татьяны Андроповой, Анны Черненко, Раисы Горбачевой, а также не жен, но женщин "кремлевских" в той или иной степени: от Александры Коллонтай до Татьяны Окуневской.

Помимо того, том содержит объемистый рассказ о явно любимой героине автора, талантливом редакторе и неудавшемся (не по своей вине, а по причине того, что советское государство в одночасье приказало долго жить) политике Галине Семеновой и как бы отдельный очерк о Екатерине Фурцевой. Как бы - потому что собственно о Фурцевой практически ничего не рассказано, лишь, может быть, заявлено, видимо, в расчете на то, что в следующем переиздании в распоряжени автора будет больше материалов. Впрочем, может быть, причина в ином, во всяком случае, скудость, оборванность очерка об одной из самых интересных, ярких, неоднозначных женских кремлевских фигур вызывает читательское недоумение. Может быть, дело в том, что все прочие героини Ларисы Васильевой, в сущности, представляют собой лишь два типа женщин - мудрых домашних жен (потому и выживших в сталинские времена, когда вождь, сам имевший и потерявший жену-феминистку, в среде обитательниц Кремля особенно выделял недобрым глазом именно "недомашних" жен) и руководящих и потому страдательных дам-активисток. (Кто страдал сильнее - еще вопрос; Лариса Васильева - и здесь трудно с ней не согласиться - текстом и подтекстом говорит: народ.) Фурцева же, будучи номенклатурным партийцем и министром культуры, была скорее кремлевской женщиной, а не женой. Впрочем, что ж тогда Семенова?

Как бы то ни было, при всем том, что об одних женах автор рассказывает интересно и убедительно, о других же - либо слишком спорно, либо не слишком содержательно, читать книгу интересно и сегодня, спустя добрый десяток лет после появления ее первой версии, когда васильевский материал был действительно эксклюзивным, что называется, "жареным". Интересно и потому, что читателю представлен значительный ряд любопытных и малоизвестных фактов (которых здесь я и в малой мере не хочу ни пересказывать, ни комментировать, поскольку, во-первых, книга не нова и многократно рецензирована до меня, во-вторых же, читатель может сделать это самостоятельно, тем более, что многочисленные и многостраничные публицистические инвективы Л. Васильевой откровенно таковой комментарий провоцирует), и потому что все они вместе и каждый факт в отдельности жестко прикреплен к основной идее, о которой я говорил выше.

Другое дело, что с идеей Ларисы Николаевны Васильевой очень даже можно не согласиться. И вовсе не потому, что рецензент такой уж поборник патриархального мироустройства.

Рецензент:Распопин В.Н.