CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу


Междугородняя перевозка больных www.transmedavia.ru.



Ночные бабочки портала http://prostitutkiufy.com/locations/sovetskij-rajon/ жаждут вашего звонка.

Веселый Роджер на подводных крыльях

Васильев В.Н.
/ Москва/ АСТ/ 2003/ 384


Все любители фантастики со стажем помнят красные и белые томики подписной "Библиотеки современной фантастики". Тридцать лет назад их выискивали на книжных рынках, брали почитать под страшные клятвы у счастливцев, сумевших "по блату" подписаться. Это было действительно замечательное, тщательно составленное "избранное" тогдашней мировой фантастической классики. Книги А. Азимова, К. Саймака, С. Лема, Р. Брэдбери, П. Буля, А. и Б. Стругацких впервые оказались рядом, позволяя воспринимать их авторов не как обособленных, отдельных художников, но как сотворцов единого пространства, единого мира - мира Человека, который и в вымышленных обстоятельствах остается самим собой, Человеком, Землянином. Вошедший в этот мир навсегда сохранил его не просто как память, но как часть себя, своей жизни, своей личности.

В наши дни ситуация иная: издано-переиздано не только все лучшее, но, кажется, и все худшее, авторов "тьмы и тьмы", и разобраться в том, что именно читать, порой нелегко. Тем больше радость от неожиданной встречи с талантливой книгой.

Вышедший недавно "покетом" томик произведений Владимира Васильева странным образом возвращает нас к тем ощущениям молодости, когда мы впервые открывали мир фантастики. Автор уже давно известен читателям, его имя стоит рядом с такими писателями, как С. Лукьяненко, А. Белянин, которые формируют пространство современной фантастической литературы. Напряженный сюжет, легкость языка, тонкий юмор не отпускают внимание читателя с первой до последней страницы его книг, и в конце часто возникает комплиментарная для автора мысль: "Как, уже всё? Жаль! "

Особенность Васильева в том, что он часто использует сюжеты, ситуации, сочиненные другими авторами. Так, недавно вышло продолжение истории Ночного и Дневного Дозора, созданного воображением Сергея Лукьяненко. Васильев переносит героев этого мира в другие города (почему-то ему очень не нравится Санкт-Петербург, который он описывает чуть ли не как империю зла европейского масштаба), вводит новых персонажей. И такой прием не вызывает протеста, обвинений в плагиате, во-первых, потому что Васильев и не скрывает первоисточника, а во-вторых, рассказанный другим человеком, тот же сюжет приобретает новые краски, меняются акценты. Если герои Лукьяненко больше мыслители, ставящие в первую очередь проблемы бытия, места человека (оборотня, инквизитора, дозорного - все равно прежде всего Человека!) в мире "своих" и "чужих", то персонажи Васильева преимущественно действуют, они предпринимают конкретные шаги для достижения цели. Хотя на уровне глубины, осмысления мира книга Васильева и уступает первоисточнику, но в динамике, легкости, авантюрности сюжета в чем-то, может быть, и выигрывает.

Сборник В. Васильева "Веселый Роджер на подводных крыльях", выпущенный в серии "Звездный лабиринт" издательством "АСТ", включает в себя произведения разных лет. Здесь и короткие романы, и повести, и рассказы. Несмотря на малый объем книги "карманного" формата, в ней сконцентрирован целый мир. Мир, с одной стороны, самого Васильева, для которого характерен напряженный сюжет, легкий, живой стиль письма, умный юмор. Но не только Владимир Васильев может быть назван автором этого сборника. Во время чтения почти сразу начинают всплывать имена, уже знакомые с детства. Вот повесть "Город-призрак". Двое автогонщиков во время ралли вдруг попадают в странный, призрачный город, где нет жителей, где меняется география, где возникают и исчезают дома, кварталы. В нем идет яростная война мужчин и женщин-"нонок" не просто за выживание, но за обладание неким символом, который может принести избавление от замкнутого, бесконечного блуждания по кругам этого урбанистического ада. И сразу узнаются странные кварталы "Града обреченного" Стругацких, экзистенциального Эксперимента над людьми, мечущимися, как лабораторные крысы, в поисках выхода из лабиринта, в котором всё заканчивается Отражением. Васильев трансформирует ("отражает"!) ситуацию братьев Стругацких по-своему, и ассоциации как бы дополняют, обогащают сюжет классической повести новыми красками.

Затронутая многими фантастами, в том числе и теми же Стругацкими, тема "возвращения со звезд" рассматривается в рассказе "Перестарки" с улыбкой. Проснувшиеся после "гиперсна" астронавты узнают, что потомки - а на Земле, разумеется, уже прошли века - уже побывали там, куда они еще летят. Из тайников достаются припрятанные контрабандные бутылки коньяка (бывшие у героев Стругацких еще, кажется, в "Стране багровых туч"), но горестное переживание собственной ненужности новому миру прерывается появлением на экране юного кадета из будущего, который милостиво спасает "перестарков" от участи музейных экспонатов, подобно благодетельному "доктору Айболиту" из будущего в "Экспедиции в преисподнюю" С. Ярославцева, то есть А. Стругацкого.

Замечательная, написанная как бы акварелью повесть "Проснуться на Селентине" вызывает в памяти сразу несколько ассоциаций. Это и множество романов о столкновении техногенной цивилизации с биологической: с умными деревьями, мудрыми аборигенами, умеющими творить чудеса и, конечно же, летать, читать мысли и превращать воду в благоуханное вино. Это и классический рассказ Р. Брэдбери "Здесь могут водиться тигры" о планете, которая, как женщина, готова открыться любви, но страшна для недоброго пришельца, так же, как и "Неукротимая планета" Г. Гаррисона. Это и рассказ того же Брэдбери "Куколка" о возможности стать другим, "проснуться", превратиться в высшее существо. Тут и очень узнаваемая по многим авторам (и у Клиффорда Саймака, и у Брэдбери) тема "простого", не слишком испорченного образованием человека, который способен услышать инопланетянина, в отличие от образованного, но узколобого "специалиста по контактам".

Рассказ "Пелена" вызывает ассоциации с множеством произведений, посвященным сложным и диалектичным взаимоотношениям людей и роботов. Об этом писали С. Лем и Р. Шекли, Р. Брэдбери и, конечно же, А. Азимов. Ситуация, характерная для жуткого триллера о маленькой деревушке, терроризируемой оборотнем, разрешается неожиданным поворотом в финале (каким - пусть останется загадкой для потенциального читателя), но главная мысль рассказа, скорее, не приключенческая линия сюжета, а всё та же тема, что и в веселом рассказе Р. Шекли "Предварительный просмотр", где грань между людьми и роботами уже окончательно стирается, и герои не могут определенно сказать, кто же они на самом деле - люди, которым снится, что они роботы, или роботы, увидевшие во сне себя людьми.

А открывается сборник короткой повестью "Веселый Роджер на подводных крыльях", с подзаголовком "Боевик со стрельбой в ритмах абордажа". Это замечательная реализация мечты любого мальчишки: оказаться во временах пиратов, галеонов, лихих "рыцарей морей", но при этом иметь лазер, современный корабль, защитное поле, быть защищенным от грязи, крови, реальной ненависти. В повести практически не льется кровь, и даже грозные абордажи происходят с применением сонного газа, который позволяет героям не брать на совесть чужую жизнь, совершать свои приключения весело. И единственное сожаление вызывает то, что повесть слишком быстро заканчивается...

Таким образом, сборник произведений В. Васильева - это своего рода "краткий путеводитель" по многообразному миру фантастики. И хотя сюжеты, мотивы составляющих его повестей и рассказов созданы задолго до сегодняшнего дня, талантливые васильевские воспоминания о них, сны-вариации на эти темы опытным читателям принесут радость узнавания, начинающим - открытие неизвестных пока горизонтов. И в любом случае взявший в руки эту книгу получит огромное удовольствие от чтения хорошо написанных, веселых и умных историй.

Рецензент:Иванов (Фомин) В.