CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу





Девушки на www.prostitutkipitera.me около метро Пионерская.

Повседневная жизнь греческих богов

Джулия Сисс, Марсель Детьен
/ Москва/ Мол. гвардия/ 2003/ 278


Книжку Джулии Сисс и Марселя Детьена, вышедшую в популярной молодогвардейской серии "Повседневная жизнь человечества", к популярной литературе никак не отнесёшь. Напротив, обычный читатель, знакомый с греческой мифологией по Куну, с этим текстом, скорее всего, не справится. И по большому счёту ничего не потеряет. Два автора, не слишком, кажется, между собой соглашаясь, да не слишком и перекликаясь, весьма отвлечённо и скучновато, бесконечно повторяясь (но вовсе не для того, чтобы лучше сформулировать какие-то ими же самими построенные сложные конструкции) излагают то, что три тысячи лет назад у Гомера и Гесиода было изложено пусть непривычно для глаза сегодняшнего человека, зато завораживающе поэтично. Вполне допускаю, что узкому кругу специалистов этот диалог (Дж. Сисс написала первую часть книги, М. Детьен - вторую) будет понятен, но то именно узкий круг, изъясняющийся на собственном языке. Мы же с вами...

Попробую, однако, коротко и в общих чертах передать, о чём же беседуют друг с другом Сисс - Детьен. О том, например, текла ли в телах древнегреческих богов кровь, и если да, то какая. Ответ, опять-таки в общем: настолько же не похожая на человеческую, насколько не похожи на ячменные лепешки и кислое вино амброзия, нектар и дым жертвенного мяса - пища богов. Это рассказал ещё Гомер. А что такое нектар и амброзия? А чёрт его знает - про ингредиенты Гомер умолчал. И Овидий тоже. Сему крайне важному для перенаселённого человечества вопросу посвящены десятки страниц, учитывающих мнения Платона и Аристотеля, греческих драматургов и позднейших европейских учёных. Вывод, как уже было сказано: "А чёрт его знает".

Далее. Все мы помним, что греческие боги - те же люди, только лучше. Не помирают, зато вволю сплетничают, совокупляются, воюют, провоцируют смертных и друг друга. Как вы думаете, почему так? Правильно, потому что им вечно и скучно. И что бы там ни говорили на сей счёт Платон с Эпикуром (один в том смысле, что промысел богов хоть нам и недоступен, но не может не быть созидательным; другой - вследствие слабости собственного желудочно-кишечного тракта - мол, где они боги, вы их видели, я - нет, да и зачем им с нами связываться, зачем им суетиться, они же не мы - БОГИ!), а вслед за ними тьмы учёных и философов вплоть до Сисс и Детьена, ничего, в сущности, не меняется. Непосредственно из Гомера, откуда мы, собственно, и знаем в первую очередь, что над греческими горами восседал Зевс, шнырял Амур, туда-сюда носился с поручениями Гермес и проч., со всей очевидностью явствует: им скучно. Отсюда и Троянская война. Отсюда и бесконечные склоки, адюльтеры, пиры.

Боги пируют, философы размышляют. Значительная часть книги (в половине, написанной Дж. Сисс) посвящена мотиву пиров в древнегреческой культуре. И она могла бы быть интересной, если бы изложена (или, может быть, переведена?) была жёстче и короче.

От пиров как деятельности древнегреческих богов, от препровождения времени бессмертными, препровождающими его как в обычном, так и в категориальном смысле, логично перейти к древнеиудейскому Создателю и поразмышлять, так сказать, о сходстве и различии "этих животных разной породы" (Маяковский), читай, конечно - о сходстве и различии восточной и западной культур. Что Дж. Сисс и делает в заключение своей половины книги.

Текст М. Детьена меньше привязан к Гомеру и литературе, но, несмотря на то, что автор говорит преимущественно об этнографии, читается не легче. Стиль его (или опять же переводчика, а тогда редактор на что?) хаотичен, язык неудобоварим. А вот тема куда интереснее, нежели тема Дж. Сисс, в миллионный раз пережёвывающей гомеровы и гесиодовы поэмы. Тема М. Детьена - не боги как таковые (чем занимаются на Олимпе, когда не пьют и не заняты любовными авантюрами), а боги в жизни городов. Оказывается, ревнивые греческие боги ссорились между собой не только по причинам банальной ревности, но и из-за влияния на крупные поселения, например, Афина и Посейдон оспаривали друг у друга город, до сих носящий имя великой воительницы. Оказывается, боги, как люди, должны были пройти своего рода паспортный контроль, получить гражданство, или вид на жительство. Оказывается, древнегреческие культы были вовсе не так уж просты и незамысловаты, как многие привыкли думать, а жизнь горожанина была чуть ли не буквально до мелочей расписана на весь год: когда кому молиться, когда работать, когда отдыхать, когда - самое главное - и как приносить богам жертвы. И попробуйте не выполнить предписаний! Коли Посейдон не накажет, загуляв у эфиопов, так Дионис не спустит, а пропустит Диноис - Приап отомстит (не дай Бог, вспомните Петрония!), ну а уж ежели и Приап, того, отвлечётся, жрецы, жрицы и городские власти - тысячеглазый Аргус - всё углядят. И быть тебе изгнанну!

И ещё оказывается... русские писатели-классики были весьма информированными людьми. Вот пассаж из книги в заключение (С. 177), М. Детьен ведёт речь об одержимости (заодно оцените стиль изложения - и это книга, выпущенная старейшим, уважаемым издательством!):

"Существуют различные методы осмыслять многочисленные божества, классифицировать их, пускать их в обращение, властвовать над ними, одновременно осознавая их власть над собой. В Мали процветал среди прочих культ "нецке", фигурок идолов, которые не относились ни к духам, ни к жертвенникам, их делали из самых разнообразных материалов... Это был материальный объект, составленный из "сконденсированного многообразия", регулярно орошаемый кровью приносимых ему жертв. Вещь, характеризовавшаяся манипуляциями, объектом которых она являлась, и обрывками знаний, фрагментов рассказов об истории конкретной местности. Притом практическое выражение одержимости как бы предоставляет подмостки, на которых божественные и потусторонние силы обретают форму. Это происходит в конкретном месте, в определённый момент, в теле данного человека, в прямом смысле слова в голове одного из одержимых. ORISHA или VODUN составляют мир чистых форм, сил, ввергающих в одержимость, которые становятся видимыми, только завладев человеческим существом. Длительность транса зависит от "неистовства потусторонних сил", мощи прародителей. Обожествляемым прародителям необходимо верховое животное, неважно мужчина или женщина, чтобы ездить на нём верхом. Даже более того: чтобы использовать одержимых как опору для своих жертвоприношений".

Спросите, при чём тут древнегреческие боги? Судя по этой книжке, они ничуть не лучше, чем идолы Вуду (только вот отчего-то человечество своим детством почитает всё же эллинскую, а не африканскую культуру, хотя сегодня это уже как сказать). Но я привёл пассаж не для того. Мне почему-то, когда я прочитал о "верховых животных", вспомнился Николай Васильевич Гоголь, его бурсак, ночь напролёт катающий на загривке мёртвую панночку, ухватив её за прекрасные белые ноги. А вам?

Рецензент:Распопин В.Н.