CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу





Недорогую шалаву с сайта http://prostitutkipitera.one/metro/chkalovskaya/ можно снять около метро Чкаловская и трахнуть в ближайшем отеле.

Профессор и чудовища

Дж.Р.Р. Толкин
/ СПб/ Азбука-классика / 2004/ 288


Если бы не "Властелин колец", если бы не "толкинутые" всех мастей, не бум последнего трёхлетия вокруг, пожалуй, уж не столько самого романа, сколько голливудской его экранизации, то кто бы сегодня стал переводить и 10-тысячным тиражом выпускать в серии, предназначенной для издания художественной литературы, скучноватые, испещрённые сносками и ссылками филологические лекции старого оксфордского профессора, написанные им в 1936 и 1953 гг. для выступлений в академических аудиториях, да к тому же ещё и посвящённые древнейшим, в России лишь узкому кругу специалистов знакомым текстам англо-саксонской аллитерационной поэзии?

Совершенно верно - никто. И потому что за три четверти века наука ушла вперёд достаточно далеко, несмотря на то, что лекция ""Беовульф": чудовища и литературоведы", действительно, когда-то - цитирую аннотацию на обложке - "перевернула не только представления о чудищах, но и о героях" (свидетельством тому хотя бы солидная, занимающая половину объёма издания, статья-послесловие М. Оверченко к первому русскому переводу поэмы "Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь" (М.: Наука, 2003, серия "Литературные памятники"), статья, в которой имя профессора Толкина упомянуто только дважды, да и то вскользь). И потому что рядовой российский гражданин о том же "Беовульфе" знает разве что из голливудского же фантастического ужастика с участием Кристофа Ламберта, к героической поэме отношения не имеющего. И потому что даже студентов (не говоря уж о старшеклассниках) даже былины (не говоря уж Гомере - стало быть, какие там "Беовульф" с "Сэром Гавейном") читать, кроме как в сокращённо-облегчённом прозаическом пересказе, никакими "неудами" не заставишь.

Книжка с двумя академическими лекциями Толкина (о "Беовульфе" и "Сэре Гавейне"), однако, вышла. Десятитысячным тиражом, в петербургском издательстве "Азбука-классика". И чрезвычайно жаль, что те, кому она предназначена в первую очередь - студенты и старшеклассники - её, скорее всего, не прочтут. Не прочтут - потому что, несмотря на изобилие предисловий, послесловий, примечаний, комментариев и даже фрагментов поясняющих и сопутствующих текстов, предшествующих или современных классическим поэмам, лекции профессора обращены не к ленивым и нелюбопытным, требуют немалого читательского опыта и багажа. И даже если иной "толкинутый" соблазнится именем автора или цветастой обложкой и купит книжку, распасться на составные (что обыкновенно происходит с худо прокленными изданиями "Азбуки") ей не грозит.

А жаль - потому что книжка хороша, организована по принципу академических изданий, благодаря удобно расположенным перед и после каждой толкиновской лекции комментариям и небольшим статьям составителя Н. Горелова достаточно легко усваивается, по крайней мере, становится доступной заинтересовавшемуся.

И заинтересоваться есть чем. В первом тексте Дж.Р.Р. Толкина, посвящённом "Беовульфу", речь идёт, помимо полемики с литературоведами, собственно о чудовищах, точнее о драконах. И, естественно, о тех, кто с ними боролся. Во втором - о поэтике "Сэра Гавейна", поэмы, по мнению Толкина, исследующей прежде всего (если не только) этическую "проблему соотношения Рыцарской Учтивости и Рыцарской Любви с христианской нравственностью и Вечным Законом" (С. 267).

Из небольшой, в общем-то, книжки мы узнаём и о структуре и поэтике двух героических поэм средневековья, и о сложных проблемах их поэтического перевода на современный английский, и о глубинной связи "Беовульфа" не только с англо-саксонскими текстами, но и с исландской "Старшей Эддой", а сказочного персонажа англо-саксонской поэмы "Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь" - с героем многочисленных ирландских саг Кухулином, и о любопытных разных разностях. Например, о том, что истинным предком чудовищ Севера (в том числе, конечно же, и драконов) был не кто иной, как библейский Каин; о том, чем отличается от прочих северный героический дух, воспринимающий гибель как награду за подвиг; о том, каким именно историческим персонажам обязаны своим именем главный герой "Властелина колец", а географией Средиземья - его автор; о том, каково подлинное и полное символическое значение пятиконечной звезды - пентаграммы, пентакля (кстати, безымянный автор "Сэра Гавейна", оказывается, первым в Англии употребил этот термин на письме) - и отчего, собственно, именно она изображена на щите Гавейна и на американских военных самолётах (а стало быть и советских знамёнах)...

Информационная плотность и толкиновского, и гореловского текстов такова, что цитировать хочется почти каждую страницу, изучив же лекции и комментарии к ним - поистине с легкостью можно не только с блеском сдать экзамен, но и прослыть среди товарищей завзятым медиевистом.

Что и говорить - дело хорошее, но, увы, нелёгкое. Впрочем, утомясь от филологических штудий, над страницами той же книжки можно и отдохнуть, и даже посмеяться - достаточно лишь открыть раздел "Истоки", где составителем и переводчиком представлены фрагменты средневековых свитков, рассказывающих о чудесах Востока и индийском походе Александра Великого. Вот крохотный пример из средневекового "отчета" Александра Аристотелю: "Когда мы попытались перейти высохшее болото, изобиловавшее камышом, выскочило невиданное чудище с зубчатой спиной, грудью гиппопотама и двумя головами. Одна из них была подобна голове львицы, а другая подобна голове крокодила, и эта голова, вооружённая огромными зубами, сделав внезапный выпад, убила двух воинов. Этого зверя мы сокрушили молотами, ибо копьями его проткнуть не смогли" (С. 160).

Не знаю, заинтриговал ли рецензент читателя - учителя и, как теперь говорят, продвинутого, старшеклассника, столь же, кажется, гипотетического, как и тот 10-тысячный пытливый студент и аспирант, "готовый в своём познании предмета выйти за узкие рамки учебников и кратких обзоров литературы", к которому не без горьковатой иронии обращается в предисловии (С. 6) составитель? Не уверен. И всё же надеюсь - кто-то заинтересовался и прочтёт. Читайте: книжка и впрямь замечательная. Жаль только, что распадается на листочки. Но зато и стоит не запредельно дорого, как тот же "литпамятниковский" "Сэр Гавейн", о котором планирую рассказать вам в недалёком будущем.

Рецензент:Распопин В.Н.