CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу





Нет золота в Серых горах

Анджей Сапковский
/ М./ АСТ/ 2002/ 384


Эта, по-моему, чрезвычайно любопытная книжка популярнейшего у нас польского фантаста вышла в прошлом году в известной АСТовской серии "Век дракона". Серия сама по себе совершенно бесконечна, содержит полтора-два десятка талантливых произведений в жанре фэнтези и чудовищное количество откровенного хлама, набарабаненного графоманами как мужеска, так и - ничуть не меньше, а то и поболе будет - слабого пола преимущественно англоязычных стран. Основную причину такого состояния жанра объясняет Сапковский: жанр - изобретение именно англоязычных беллетристов, опирается преимущественно (если не только) на кельтскую мифологию и производную от нее общеевропейскую средневековую "артуриану". Другая причина понятна и без каких-либо объяснений: масскульт он и есть масскульт.

Жемчужины, однако, изредка встречаются даже сами знаете где. Среди разливанного моря беллетристики они обыкновенно являют собой островки собственно литературы, что все любители фэнтези отлично знают на примерах творчества Толкина, Желязны, Ле Гуин, саймаковского "Заповедника гоблинов" и недлинного ряда книг других авторов.

В начале 90-х гг. прошлого века, ощутив спиной пустоту на месте бдительных цензоров соцреализма, заскрипели по дорогам сказки и колеса фэнтезийных рыдванов из соцлагеря. Кое-кто пародировал "Властелина колец", кое-кто и до сих продолжает эту совершенно законченную историю и безнадежную затею, убивая одним уж видом пудового многотомья с изображением на целлофанированных переплетах силиконового гологрудья многочисленных монстриц в духе Вальехо всякое желание заглянуть под обложку, иные пытались выписать русских Ванек (да, наверное же, и польских Михальков) из среды обитания, подчиненного Бабе Яге и Кощею Бессмертному, куда-нибудь, где тролли громоздятся на гоблинов, засовывали за пазуху Марье-искуснице бластер и проч. Меж тем русская литература серебряного века задолго до сегодняшнего масскульта тему уже опробовала, да едва ли и не исчерпала. Любознательных неофитов отошлю хотя бы к сборнику писателя начала ХХ века Александра Кондратьева "Сны" (СПб.: Северо-Запад, 1993), где именно в "фэнтезийном" варианте представлено едва ли не все разнообразие "навьих чар".

Но вернемся к Сапковскому, судя по критическим статьям, опубликованным в рассматриваемом сборнике, тоже не слишком-то расположенному к убойным фэнтезийным сериалам (писатели штампуют свои бесконечные продолжения оттого, что лень выдумывать что-то новое и жаль прощаться с полюбившимися им самим и нетребовательным читателям героями - не цитирую, но более-менее точно передаю смысл высказывания). Рассуждая теоретически совершенно правильно, сам Сапковский, однако, написал про ведьмака Геральта добрый десяток длинных и от тома к тому все более скучных и, скажем, малоразнообразных романов, не считая многочисленных рассказов. Романы его, в которых странствует и действует ("огнем и мечом", не считая других полезных для убивств приспособлений) доблестный изничтожитель как славянской, так и западноевропейской нечисти, впрочем, представляют собой тоже скорее циклы новелл, нежели длинные цельные повествования. Я смог прочесть таковых три с половиною и счел, что достаточно.

Но - ах, как хороша книжка "Нет золота в Серых горах"! Кто такой Анджей Сапковский? Профессиональный историк литературы, литературовед, критик, просто умный читатель и одаренный сочинитель, отношения к филологии не имеющий? Не знаю. Но кажется мне, что непрофессионал мог бы написать критические статьи о фэнтези вообще и о польской, в частности, мог бы стилизовать и спародировать средневековый бестиарий, мог бы сочинить свой, но не смог бы так блистательно написать собственную историю "артурианы", одновременно пиететную и саркастическую, содержащую точно отобранные, глубоко обдуманные, самые главные и необходимые исторические, псевдоисторические, летописные, легендарные, литературные и беллетристические сведения о персонажах этой древнейшей ветви европейской культуры, их взаимосвязях и взаимозависимостях, их первоначальных обликах и видоизменениях в бесконечных интерпретациях от Гальфрида Монмутского и Томаса Мэлори до Толкина и Мэрион Зиммер Брэдли.

Авторская энциклопедия - это сегодня тоже популярный жанр. Только за последние годы я встречал десятки таковых, в том числе и "Энциклопедию короля Артура" (см. небольшую рецензию на нашем сайте). Книги это все безусловно полезные, увесистые, основательные и не очень-то читабельные. Ну да кто ж и когда читает энциклопедии от корки до корки?

Великолепная, легкая, лихая, маленькая (180 страниц обычного книжного формата 12 кеглем), умная и остроумная эта книжка, превосходно переведенная, а отчасти и прокомментированная (в подстраничных примечаниях) Е.П. Вайсбротом, в отличие от других энциклопедий, будет не только полезна юным и неюным любителям фэнтези для (как писали раньше в журнале "Наука и жизнь") повышения эрудиции, но и интересна всем, для кого процесс чтения - наслаждение и любимый труд.

Сапковский кратко, доступно, одновременно всерьез и с неизменным юмором (и в этом именно сочетании заключается, на мой взгляд, главное достоинство всех произведений, вошедших в рассматриваемый сборник) рассказывает то, что обязан знать каждый культурный человек, тем более - писатель, еще тем более - юный. Мне по роду основной деятельности немало встречается начинающих авторов, упражняющихся в сочинении именно фэнтэзи. Для них "Мир короля Артура" А. Сапковского, а равно и его блистательные бестиарии, особенно первый, пародирующий средневековые, могут и должны стать настольными книгами. Хотя бы на первых порах.

Более ничего говорить не буду, спасибо автору, переводчику и издателям за отличный подарок. В заключение только приведу несколько цитат, дабы ознакомившиеся с рецензией загорелись и резвыми, молодыми, длинноногими скачками понеслись в книжные магазины раскупать то, что еще осталось от пятнадцатитысячного тиража этой книги (цена в сети "Новосибирсккнига" 74 рубля).

Из мини-энциклопедии "МИР КОРОЛЯ АРТУРА" (глава "История и легенда", крохотный фрагмент).

"На долю Британских - как мы их сейчас называем - островов, точнее - на долю населяющих их народов, выпало исключительное "счастье". На них с незапамятных времен кто-нибудь да нападал. Завоеватель, покорив туземцев, вскоре сам становился "аборигеном", но только для того, чтобы немного погодя быть поверженным и завоеванным кем-нибудь другим, кто, в свою очередь, становился "туземцем", и так без конца, по кругу. Поэтому, собственно говоря, неизвестно, кто там был истинным аборигеном, автохтоном. То есть не было бы известно, если б не ленгенды и предания. Однако поскольку легенды и предания существуют, постольку мы "знаем", что истинным и первоначальным жителем тех пределов был гигант Альбион, сын Посейдона. От его имени и пошло самое древнее название острова.

Однако вскоре объявился первый завоеватель - Геркулес, который, совершив уйму подвигов на юге Европы, возжелал отличиться также и у гипербореев. Переступив Гибралтар и установив там между делом два столпа, герой вскоре добрался до Белых Скал Дувра. Негостеприимный Альбион с ревом накинулся было на него, но Геркулес саданул гиганта по темечку своей прославленной дубинкой, а потом отправился восвояси. Домой, значит. Надобно заметить, что он был единственным поступившим так "покорителем" острова Альбиона. Все его последователи либо оставались там навечно, либо их выкидывали силой" (С. 9 - 10).

Из первого "БЕСТИАРИЯ" "ГИППОГРИФ (HIPPOGRYF)

Об этом говорят, что родила его кобыла, кою покрыл гриф. От лошади у него задняя часть тулова, голова же грифья, лапы с когтями и крылья, на коих, понятно, он ловко летать умеет. Однако ж в природе грифы с кобылами не спариваются, происходит такое лишь с помощью чародейства, потому как возмечталось колдунам получить для верхового перемещения такое животное. Чародей по имени Атлант такового гиппогрифа вырастил, однако же Брадаманта, хоробрая женщина-паладин, его отобрала, а чародея прикончила. Потом сама на гиппогрифе летала, о чем кто итальянский знает, может у Ариосто прочесть" (С. 283).

"КОТИЩЕ

Поелику есть он мышиного племени недруг великий и уничтожитель, то зовется "Мусей" (от Mus, мышь по-латыни), а поскольку ловок и хваток, то еще и Catusуом (от captura - ловля по-латыни), а то и от самого catus (от греческого идущего), означающего то же, что и ingeniosus, коим словом латиняне обозначали даровитого, талантливого, сметливости великой, ну, а с тем, что котище изобретателен и сметлив, каждый, кто не дурак, согласится" (С. 287).

Из второго "БЕСТИАРИЯ"

"КОШМАРЫ (ZMORY - польск. - mary, mury, moraw)

Духи и чудовища, терзающие спящих людей жестокими снами, либо просто усаживающиеся на грудь и душащие. Название получили от Мары, супруги Чернобога. Во многих языках есть выведенные от "Мары" слова, означающие злого ночного упыря либо ночной кошмар: der Mahr (н е м.), nightmare (а н г л.), mora (и б е р и й с к о е). Англосаксонское слово wudurmaere (лесная мара) означает "эхо". От Мары же пошли слова "мор", "морить" и "сморить" (ну и, конечно, кошмар).


Лесные зморы

В дуплах ели мухоморы,

А в заброшенном яру

Стрыги выли поутру.

Совы прятались на отдых,

Ведьмы дрыхли в птичьих гнездах,

Сотрясая храпом воздух.

На холме сидел Душитель -

Снов девичьих осквернитель.

Если верить нордической примете, то женщине, которая хочет в будущем рожать детей беспроблемно и совершенно безболезненно, следует проползти сквозь плодные оболочки, оставшиеся после того, как кобыла родила жеребенка. Впрочем, не исключено, что рожденные такой женщиной мальчики окажутся волколаками, а девочки - зморами" (С. 341).

Ну а кто такие волколаки, знают, наверное, все. Если же кто не знает - тому уж точно всенепременно надобно поспешить в книжный магазин. До ближайшего полнолуния.

Рецензент:Распопин В.Н.