CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу





В мире литературы. 10 кл.

А.Г. Кутузов, А.К. Киселев, Е.С. Романичева и др. Под ред. А.Г. Кутузова.
/ М./ Дрофа/ 2000


Коллективный учебник под ред. А.Г. Кутузова по материалу представляет еще один вариант программы изучения литературы в 10 классе.

В целом он посвящен русской литературе XIX века от Грибоедова до Толстого (но почему-то без Чехова) с небольшими вкраплениями из истории западноевропейской литературы того же века. При этом первый раздел включает повторение пройденной истории литературы - с древнерусской по XVIII век. Восемь столетий занимают около 20 страниц и этим все сказано, но на то оно и повторение, выполняющее попутно функцию своеобразного введения в классику.

Замысел учебника довольно оригинален. Методический аппарат, призванный развить самостоятельное восприятие и осмысление прочитанного, научить самостоятельно готовиться к семинарам и к составлению рефератов, помочь осваивать творческие задания и своеобразные тесты, конечно, не может не привлечь внимания учителя. Информационные разделы учебника занимают куда меньшую часть по сравнению с собственно обучающей и экспериментально-творческой. Можно сказать, что это учебник не для чтения и репродуктивного усвоения материала, а для работы с художественными текстами и историко-литературными материалами, большая часть которых находится за пределами учебника и должна быть прочитана школьниками дополнительно.

Коснемся подробнее каждой из структурных частей учебника.

Надо признать, что информационная часть, включающая сведения о биографии и творчестве писателей, обзор произведений, историко-литературные сведения, удалась менее всего. Беглость и поверхностность в изложении материала не соответствуют ни жанру учебника, ни существу самого материала, связанного со сложнейшим и объемным курсом классической литературы. В биографической части сохраняется лишь канва, мало что говорящая о личности и жизни писателя: родился, учился, служил, начал заниматься творчеством, участвовал, был знаком, умер... И это без особого преувеличения. Кажется, что даже словарная статья в справочном издании "Русские писатели" объемнее и полнее. Во всяком случае, уж никак нельзя заинтересовать школьника личностью и судьбой автора при таком способе изложения биографического материала.

Разделы, посвященные характеристике творчества в целом и отдельных произведений, отличает все та же беглость, но в них просматривается определенная система подбора материала. Составители стремятся представить возможно более широкий спектр суждений о произведении - от современной автору критики до современного нам литературоведения. Надо отметить, что в том и другом случае подобран вполне качественный материал. Скажем, приводя разноречивые отклики на комедию Грибоедова "Горе от ума", авторы параллельно вводят материал из статьи Ю.М. Лотмана "Декабрист в повседневной жизни", где во многом объясняется, на первый взгляд, странная манера Чацкого митинговать и обличать на балу. Школьник, прежде чем поставить герою отметку, выразить собственное мнение о поступках героя, должен уяснить их подоплеку, не вполне понятную без определенных историко-культурных сведений. Однако излишняя готовность составителей принять от школьника любой выбор в суждениях и оценке может оказаться не всегда оправданной. Не имея возможности (да и необходимости) располагать контекстным и хотя бы минимально необходимым материалом, школьник вряд ли может на основании десятка цитат, приведенных из разных источников, осуществить серьезный и корректный выбор. Точнее сказать, он, возможно и останется при таком убеждении, но учитель (вслед за авторами учебника) не может не отдавать себе отчета в манипулятивности своих ходов.

Основная работа с текстами перенесена в разделы учебного характера, как их именуют авторы ("Вопросы и задания", "Семинар" и т.д.). Это самые удачные разделы, тщательно продуманные и подробно разработанные. В них также значительное место уделено знакомству с суждениями критиков и литературоведов, при этом в последнем случае имена исследователей, как это чаще всего бывает, не скрыты за безликим пересказом авторов учебника, и это приятное, хотя и редкое, исключение. Если разделы "Вопросы и задания" касаются самых разных аспектов анализа текстов, то вопросы "Семинаров" сформированы по тематическому принципу, укрупняющему и обобщающему материал (например, "Нигилизм Базарова: вчера и сегодня", "Комическое и его виды", "Мир поэзии середины XIX века: традиции и новаторство" и т.п.), и это сочетание, безусловно, следует признать удачным.

Хотелось бы отметить выбор фрагментов и тем для работы с текстом. Составители не ограничиваются (хотя и не исключают вовсе) традиционными и крупными темами, на которые часто ориентируются авторы еще и по причине отсутствия места и времени, необходимых для подробного анализа. Думается, что остановка на эпизодах, которые принято считать периферийными в школьном изучении, существенно обогащает представление школьников о тонкостях анализа и, в конечном счете, окупается сполна. В качестве примера приведем хотя бы серию вопросов, посвященных эпизоду дуэли между Базаровым и Павлом Петровичем Кирсановым (С. 242). Составитель вопросов не ограничивается классовой рознью и идейной подоплекой дуэли. Кроме того, школьникам предлагается выстроить 16 вопросов по степени важности в раскрытии смысла эпизода, а некоторые вопросы нужно исключить как "лишние". Честно говоря, ни один из вопросов не показался мне лишним, напротив, все они, даже самого частного характера, представляются очень дельными и уместными (разве что вопрос о функции пейзажа избыточен): тут предлагается и вспомнить сон Базарова, и задуматься о Фенечке как поводе для дуэли, и соотнести связь этого эпизода с другими кульминационными сценами романа.

Определенной новацией в жанре школьного учебника воспринимается и выделение в небольшие, но отдельные разделы сквозных тем, образов и даже сюжетов: "Тема Наполеона и наполеонизма", "Тема любовного свидания", "Тема нравственных исканий героев", "Тема снов героев", "Тема бала", "Тема дуэли", "Тема героя своего времени", "Образ лишнего человека" и многие другие. Такие обобщающие разделы очень наглядно демонстрируют единство и целостность литературного пространства, органично собирают неизбежно разрозненный по ходу изучения материал. Они отвечают и вполне прагматичным целям - готовят к сочинениям, формулировки которых в последнее время значительно изменились именно в этом направлении. Как и все остальное в учебных разделах, эти темы не излагаются авторами в виде готовых обзоров. Предлагаются способы самостоятельного сопоставления изученного материала и пути его интерпретации.

Словом, как наглядно демонстрируется в этом случае, простор для экспериментов в жанре учебника велик. Контекст разнообразных учебников особенно наглядно демонстрирует, как плюсы и минусы буквально нейтрализуют друг друга. В этой ситуации учитель попадает в положение гоголевской невесты: "Право, такое затруднение - выбор!.. Если бы губы Никанора Ивановича да приставить к носу Ивана Кузьмича, да взять сколько-нибудь развязности, какая у Балтазара Балтазарыча, да, пожалуй, прибавить к этому дородности Ивана Павловича - я бы тогда тотчас бы решилась". Только под женихами следует понимать методистов и литературоведов, практиков и теоретиков, чьи усилия почти всегда направлены в разные стороны.

Рецензент:Литвин И.А.