CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу





Сайт brokerbinex.ru/ - не просто инструкция по работе с брокером бинарных опционов, а шанс изменить жизнь.

Смерть Сталина. Вождь и его соратники.

Л. Млечин
/ М./ Центрполиграф/ 2003/ 414


Политические обозреватель ТВЦ Леонид Млечин пишет и издается очень активно, причем выступает в разных ипостасях - детективщика и документалиста. О художественных вещах писателя мы, возможно, когда-нибудь поговорим, здесь же я коротко представлю его журналистскую работу - основательную книгу "Смерть Сталина", рассказывающую главным образом о ближайшем сталинском окружении. Все эти столь разные, но в самом-то существенном безнадежно одинаковые господа, объединены в книге единым желанием (и единой же, как доказывает логика текста, невозможностью) убить вождя. Естественно, чтобы самим вождями сделаться.

Сталин умер скоропостижно и, если не разбираться в его бытовой и психологической подноготной - странно. Разумеется, сразу же возникли и до сих пор не утихают споры, сам ли по себе скончался "отец народов", или ему в этом нелегком деле помогли. И если помогли, то кто конкретно: Берия, Хрущев, Каганович, Маленков, Булганин или коллектив "ответственных лиц".

Подробнейшим образом, документально и легко, я бы сказал, изящно излагая известные, малоизвестные и вовсе неизвестные широкому читателю подробности биографий советских сановников, трепетавших перед "хозяином", аки лист перед травой, Л.М. Млечин с убедительностью честного, мыслящего журналиста, владеющего литературными приемами опытного автора криминальных историй, убеждает читателя: вождь преставился сам, хотя убить его хотел, да, в общем-то, похоже, и мог каждый из влиятельных соратников.

Еще, пожалуй, интереснее рассказана история борьбы за опустевший сталинский трон, с удручающей убедительностью доказывающая: истинный исторический конфликт нашего бытия - отнюдь не соцреалистическая борьба лучшего с хорошим, а, увы, худшего с никаким. На фоне последнего "никакого" господин Берия, действительно, выглядит героем, заставляя, между прочим, задуматься не только о прошлом. Но не будем о слишком уж грустном - о настоящем и будущем.

Все тщательно выписанные портреты (они же, разумеется, и шаржи) господ окружения являют этих деятелей, как инфузорий под микроскопом - неприятных, не наделенных сколько-нибудь значительными дарованиями, скучных, муторных каких-то, не вызывающих читательского сочувствия даже своими подлинными личными и семейными драмами. Единственное "светлое пятно" среди них - опять-таки Берия. В реальности именно он-то и мог убить (Как кто убил, Родион Романович? Да вы же и убили!) чудовищного благодетеля, но именно он, - такое впечатление складывается по мере чтения книги, - ни за что делать этого не стал бы, понимая, что одряхлевший вождь без главного своего киллера обойтись не сможет.

Остальные... В финале "Московской саги" В. Аксенов превратил давшего дуба Сталина в мерзкого, едва ль не кафкианского жука, который (да простят мне читатели цитату грубоватую, но суть всей этой человеческой инфернальности точнейшим образом передающую) "ни хера не помнил и ни хера не понимал". Так вот, впечатление от подробных, документами подкрепленных и оправданных, выводов и обобщений млечинских биографий советских сановников сталинской эпохи, именно таково: ничего не помнят и ничего не соображают. Хотя, конечно, помнили и соображали. Но так мелко, что никто бы их и не вспомнил никогда, как какого-нибудь персонального пенсионера союзного значения тов. В.М. Молотова, того самого, дожившего чуть не до ста лет, как, кстати, и большинство из "пламенных революционеров", кого вождь не отправил (или не успел отправить) на заклание. Никто бы и не подумал о них "рассказывать сказки и песни петь", кабы не угробили они полстраны фактически, а полпланеты - косвенно.

А началось все с самоубийства Надежды Аллилуевой, которое Сталин воспринял однозначно как предательство. И пустил все (и все в себе человеческое, если оно вообще в нем было) вразнос. Завершает же книгу небольшой очерк в ныне популярном жанре альтернативной истории о том, что и как было бы, победи не Хрущев, а Берия. Впрочем, по мысли автора, существенно мало что изменилось бы. И в это вполне верится.

Психологически разбирательство Л. Млечина весьма убедительно, хотя, вполне может быть, и столь же недостоверно. Но это - его авторская версия событий и характеров, основательная версия, с которой любопытно и небесполезно ознакомиться всем, кому интересно наше недавнее прошлое. Впрочем прошлое ли? Ведь, подобно тому, как в нас живут наши родители, деды и прадеды, так и наше сегодня несет в себе кровь вчерашнего. А уж именно в нашем случае это видно невооруженным глазом. Что и демонстрирует со всей очевидностью рецензируемая книга одного из лучших современных журналистов, написанная легким, почти разговорным языком.

Замечательная особенность Леонида Михайловича - писать так же, как он говорит по телевизору, уважительно величая по имени-отчеству всех, вплоть до шоферов и кухарок и в то же время каждой фразой подчеркивая истинное свое ироническое отношение к обрисовываемым персонажам, как делает он это в "Особой папке" - время от времени вежливо и нарочито улыбаясь... А как еще можно воспринимать такие вот беспощадно вежливые, уважительно-злые финальные строки последней, альтернативно-исторической главы и всей книги в целом: "По всей стране искореняли замаскированных хрущевцев, врагов партии и народа... Освободившиеся квартиры в первую очередь получали чекисты и военнослужащие. Лаврентий Павлович Берия замечательно сказал об этом на съезде (на том, на том самом, на ХХ-м. - В.Р.):

- Советские люди достаточно настрадались в сталинские времена и достойны более легкой и веселой жизни...".

Рецензент:Распопин В.Н.