CINEMA-киновзгляд-обзор фильмов

Книжный развал

Новый выпуск

Архив выпусков

Разделы

Рецензенты

к началу





Плеяда 42

Лощилов И. Е.
Феномен Николая Заболоцкого, Helsinki, 1997
1.3. Из истории становления текста

Первые стихотворения, ставшие впоследствии "столбцами", Заболоцкий начал писать в 1926 году. Это "Белая ночь", "Вечерний бар" и "Футбол". Основная часть сборника датирована 1928 годом. В 1927 году созданы "Офорт", "Часовой", "Новый быт", "Движение" и "На рынке". В том же году поэт находит название будущей книги: 30.1.27 датирован в сборнике "Арарат" (таково было первоначальное название собрания стихотворений) "Столбец о черкешенке". В 1929 году "Столбцы" выходят отдельной книжкой в Издательстве писателей в Ленинграде. Сохранилось свидетельство И. Синельникова о работе над корректурой сборника: "До поздней ночи мы с Николаем Алексеевичем сидели за столиком и вычитывали принесенные им из издательства гранки его книги "Столбцы". Мы путались в мудреных корректорских значках и чаще исправляли опечатки по-своему. Опечаток было немало, но мы работали добросовестно и, кажется, не оставили ни одной" (Воспоминания 1984, с. 119).

В редакции 1929 года сборник состоит из 22 стихотворений. Из примечаний к собраниям сочинений и к сборнику "Вешних дней лаборатория", составленных сыном поэта, известно, что начиная все с того же 1929 года Заболоцкий работает над вариантами нового расположения столбцов, составляя рукописные своды. В 1929 году поэт готовит несохранившийся сборник "Ночные беседы", свидетельство о существовании которого оставил Н.Л. Степанов, в 1932 году подготавливает к печати несостоявшийся сборник "Стихотворения 1926-1932", корректура которого сохранилась целиком в архиве поэта и была опубликована в 1987 году (Заболоцкий 1987, с. 18-135). В это же издание включена вышедшая в 1937 году в Гослитиздате "Вторая книга" (1987, с. 136-155). В 1936 году составлена машинописная книга "Стихотворения и поэмы 1926-1936". Именно она легла в основу Свода 1948 года, к работе над которым поэт вернулся после выхода из заключения. (Текст авторского примечания к Своду 1948 года воспроизведен в Труды 1994, с. 22-23.)

"Часть стихотворений сохранил, некоторые вырезал и вклеил новые. Многие заново отредактировал (правка - автограф). Сохранившиеся листы книги 1936 года позволяют отслоить тексты 1936 и 1948 годов. Свод 1948 г. сохранил название "Стихотворения и поэмы" и имеет разделы: первая книга - "Столбцы", часть первая и вторая, и поэмы; книга вторая - "Родина" и "Времена года" (Заболоцкий I, с. 597).

В 1952 году Заболоцкий составляет еще один Свод, озаглавленный "Стихотворения и поэмы", куда входили разделы "Столбцы", "Книга прогулок", "Торжество Земледелия", "Безумный волк", "Деревья", "Родина", "Книга дубрав" и перевод "Слова о полку Игореве". На протяжении следующих пяти лет поэт вносит в состав книги многочисленные изменения; так, например, после 1956-1957 годов циклы "Родина" и "Книга дубрав" объединились под нейтральным названием "Стихотворения". В варианте 1957 года Заболоцкий не разделяет "Городские" и "Смешанные столбцы", однако, несмотря на отсутствие обозначенной границы, последовательность текстов строго сохранена в окончательном Своде-58 (Заболоцкий I, с. 595-596). Не исключено, что поэт апеллировал к подсознанию читателя, которое, в отличие от сознания, окажется способным различить два цикла и опознать их границу. Именно в 1957 году поэт вносит наиболее существенные изменения в текст "Столбцов" (Заболоцкий 1979, с. 235).

Наконец, осенью 1958 года, незадолго до смерти, Заболоцкий составляет литературное завещание, отражающее его последнюю волю. Этот текст следует воспроизвести целиком и перечитать в контексте ранних рассуждений поэта о "кирпичной кладке" и "бетоне новых стихов".

"В н и м а н и е. Это должна быть итоговая рукопись полного собрания стихов и поэм. Я успел перепечатать только поэмы и часть стихотворений. Название:

Н. Заболоцкий. Столбцы и поэмы. Стихотворения.

Делится на две части:

Часть первая. Столбцы и поэмы (1926-1933).

Часть вторая. Стихотворения (1932-1958).

Следует допечатать.

Все Столбцы по венецианской книжке. Там все тексты в порядке. Заполнить Стихотворения по оглавлению, которое лежит в черном бюваре с застежкой. В тетрадях этого бювара найдутся все тексты, перечисленные в оглавлении. Таким образом составится полная рукопись столбцов, поэм и стихотворений. Стихов примерно 170 и поэм 3. В конце рукописи надо сделать следующее примечание.

Примечание. Эта рукопись включает в себя полное собрание моих стихотворений и поэм, установленное мной в 1958 году. Все другие стихотворения, когда-либо написанные и напечатанные мной, я считаю или случайными, или неудачными. Включать их в мою книгу не нужно. Тексты настоящей рукописи проверены, исправлены и установлены окончательно; прежде публиковавшиеся варианты многих стихов следует заменить текстами, приведенными здесь.

Н. Заболоцкий. 6 октября 1958 года. Москва" (Заболоцкий 1983, с. 596-597).

За несколько дней до преждевременной кончины поэт окончательно устанавливает состав своего корпуса, и самый строй речи говорит о принципиальной важности этого завета. Видимо, следует признать порочной практику публикации "избранных" Столбцов или с нарушением авторского плана (исключая, разумеется, издания типа антологии или хрестоматии). Целостность и завершенность узаконенного завещанием корпуса объясняет и тот факт, что поэт не включил в Свод некоторые тексты, не уступающие по своим художественным достоинствам "Столбцам". Такие произведения, как поэма "Птицы", стихотворения "Детство Лутони", "Падение Петровой" обладают большей степенью самостоятельности, чем отдельно взятый столбец, но не вписываются в состав цикла. Художественная целостность достигается здесь в пределах, обозначенных началом и концом текста, в то время как "Столбцы" обретают смысловое и эстетическое завершение именно на уровне цикла.

В настоящем исследовании мы стремимся занять такую позицию по отношению к "Столбцам", которая позволила бы в процессе исследования учитывать динамику становления корпуса (см. Динамическая 1990). В данном случае мы подразумеваем не собственно текст книги, но скорее движение ментального объекта, на протяжении тридцати лет ищущего средств для максимально полного и точного самообнаружения в знаковом инобытии, отражающем в максимально полной мере особенности структуры этого объекта. В работе о рукописях Достоевского К. Баршт и П. Тороп говорят: "Внутри- и внетекстовые связи [...] не могут быть описаны в виде окончательных списков, и тот факт, что понимание текста различается в зависимости от уровня сопоставления этих связей, указывает на процессуальный характер самого текста, т.е. текст неразрывно связан с историей его создания (принципами кодирования материала) и историей его восприятия (принципами декодирования). Единство текста включает единство прошедшего, настоящего и будущего в тексте, оно является единством его начала и конца. Но начало и конец текста как процесса скрыты от нас в психике творца и воспринимающих, настоящих и будущих. Тут две разнонаправленные бесконечности текста, две истории - история порождения и история рецепции текста" (Баршт & Тороп 1983, с. 135).

Три опубликованных на сегодняшний день варианта текста книги (Заболоцкий 1929 [1980], Заболоцкий 1987, с. 18-135 и Заболоцкий I, с. 30-159) мы предполагаем рассматривать как доступные для исследования срезы органического процесса рождения книги, создание которой Заболоцкий считал делом своей жизни. История рецепции и исследования поэзии Заболоцкого (см. 1.1), как и история работы поэта над книгой, очерк которой мы дали в настоящей части исследования, - два разнонаправленных вектора, исходящих в бесконечность от узаконенного автором текста Свода 1958 года, который служит нам точкой отсчета и узлом, где связано прошлое и будущее текста, а также то, что может быть познано в рамках научного описания, и то, что навсегда останется тайной творческой лаборатории поэта.


Схема1. Динамика становления корпуса Столбцов и поэм (по трем опубликованным редакциям)